Рост заболеваемости коронавирусом подстегнул переход компаний на удаленную работу. Корпоративные теоретики в области организации труда и оптимизации бизнес-процессов возрадовались: мол, сейчас переведем сотрудников на удаленную работу и сократим все издержки компании. Возрадовались и разработчики платформ дистанционной работы, предвкушая большую прибыль.

Тем временем многие компании успели проработать в удаленном режиме  несколько дней. И что мы видим? И работодатели, и сотрудники стали проситься обратно в офис, ждут не дождутся, когда эпидемиологическая обстановка нормализуется. Почему так произошло?

Удаленная работа пришла к сотруднику внезапно и неожиданно. И он оказался к ней совершенно не готов. Начиная с простых трудностей вроде медленного домашнего интернета или отсутствия гарнитуры и микрофона для звонков по skype. Либо дома вообще нет компьютера, а на работе нет ноутбука – только настольный компьютер, который еще надо дотащить до дома. Но это полбеды, проблемы решаются за сутки просто выдачей денег сотруднику на целевые покупки (что, конечно, компанию не радует, поскольку затраты неплановые).

Но есть проблемы значительно серьезнее. Оказалось, что люди не умеют работать дистанционно, причем не умеют обе стороны. Руководители не умеют контролировать свои подразделения. В большинстве крупных компаний (если только это не IT) действует принцип руководства «вижу человека – значит, он работает, не вижу – значит, бездельничает». А теперь руководители никого не видят – и лишились привычных рычагов контроля, стимулирования и управления проектом. Ни проверить задание, ни наорать, ни посоветоваться. Ощущение, что процесс остановился, причем у обеих сторон – и у руководителя, и у подчиненного.

Казалось бы, ставь и сверяй все задачи в программе – менеджере задач. Но на задачу порой уходит по три-четыре дня. И начальство нервничает, предвидя, что все будет сделано не так, не вовремя или вообще не сделано.

Выяснилось, что сотни стандартов, описанных бизнес-процессов, критериев качества, точек контроля неприменимы. Вместо них холодный космос удаленной работы.

Другая важная проблема – доступ. Оказалось, что устроить удаленную работу не так легко, как ожидалось. Доступ к внутренним документам, базам данных, архивам не из офиса  запрещен службой безопасности. И совместная работа в распределенных системах и облаках в множестве компаний запрещена той же службой безопасности. Руководители ходят и просят: откройте. А служба безопасности отвечает: нельзя, запрещено законом. В результате половину задач в удаленном режиме просто не сделать.

Третья проблема – близкие. Мы не в Америке, где в стандартном доме количество комнат больше числа членов семьи. Работать удаленно просто негде: вокруг дети, родители, кошки, собаки, канарейки. За первый дни руководители крупных компаний во время звонков по skype навидались сотрудников в ванных комнатах, чуланах, подъездах и на балконах. Люди взрываются: «Я не могу работать! У меня в двухкомнатной квартире двое детей, жена, теща и кот! Заберите меня в офис!»

Поэтому, попробовав удаленной работы, многие сотрудники, вначале ей так радовавшиеся, требуют вернуть их в офис.  Крупной IT-компании пришлось заблокировать пропуска разработчикам, чтобы они не приходили в офис, поскольку на третий день удаленной работы они массово стали возвращаться на работу.

А одна крупная сырьевая компания, промучившись двое суток в попытках организовать доступ к базам данных для удаленных сотрудников (на что наложила запрет служба безопасности), попросила людей вернуться в офис. Руководство заявило, что не может настаивать, но готово закупить все необходимое, включая дорогие коммерческие тесты на коронавирус, лишь бы люди просто пришли: мол, у компании горит многомиллионный контракт.

Я поддерживаю идею удаленной работы, ведь угроза заражения коронавирусом серьезна, а жизнь сотрудников дороже любого контракта. Но что будет после спада эпидемии? Весь мир боится, что после завершения чрезвычайной ситуации большая часть людей в Европе, оценив удобства гибкой дистанционной работы, не захотят возвращаться в офис, и это изменит всю структуру найма.

А в Москве боятся, что люди, не дождавшись конца карантина, начнут брать офисы штурмом. Если карантин продлится больше трех месяцев, конечно, большинство компаний наладят доступ, и со службой безопасности договорятся, и оборудование закупят. И главное, опишут критерии удаленных процессов и научатся управлять в удаленном режиме. Но вряд ли кто-то за три месяца в России решит квартирный вопрос. И поэтому люди, устав от длительного пребывания в кругу чад, домочадцев и домашних животных, при первой возможности все равно вернутся в офис.


Вопросы, связанные с карьерой, можно бесплатно и конфиденциально задать мне на сайте https://vladimirskaya.com/#question